Итак, я возвращаюсь!
#Разное — 13 апреля, 09:08
 

Прошло изрядно много времени, почти 5 лет, как я отошел от активной борьбы вокруг прихоперского никеля этаким героем-одиночкой, триумфатором, разгромившим штаб противника. После чего оказалось, что мне, собственно, и воевать стало не с кем в стратегическом смысле. Бороться с партизанами должна полиция, а не генералы.

Коротко опишу причины, послужившие этому решению. Прежде всего это случилось потому, что главные вожаки, и как выяснилось, выгодополучатели этих псевдоэкологических протестов, либо подались в бега, либо отправились в места, которые им были мною обещана еще в самом начале этой «эпопеи». Надо сказать, что с крушением организованной группы патентованных бездельников, моя личная безопасность, ранее гарантированная желанием Рубахина и К дистанцироваться от открытого криминала, значительно пострадала. Мне даже пришлось некоторое время отсидеться в карельской глуши, ибо мне довелось столкнулся в Москве не просто с гопниками (что меня уже не удивляло, благо заявления на ублюдков, грозивших мне очно и заочно, я писал исправно), но и откровенным наружным наблюдением. О причинах и целях «наружки» мне оставалось только догадываться, что я и предпочёл делать далее в более подходящей обстановке - у себя дома, да, на Кипре. 

Судебную тягомотину по процессу над казаками-вымогателями, по непонятным причинам перенесенную аж в Новоусманский суд, я тоже лицезрел не просто как зритель, а как почему-то востребованный стороной обвинения свидетель. Благо, мой статус постоянного жителя другого государства даровал мне возможность отказываться от присутствия в этом «очаге цивилизации и правопорядка» не вступая в конфликт с законодательством.

Бодаться с не очень умной публикой и разоблачать главарей протестного движения - это одно, а вот ездить за свой счет на судебные заседания во глубину воронежских степей, да ещё и организовывать охрану за свой счёт - это совершенно разные вещи. К тому же, что я, в отличии от профессиональных пиарщиков УГМК, оказался втянут в противостояние между разбойниками и капиталом, мало того, что будучи абсолютно посторонним человеком, но и тратившим на это занятие исключительно свои, и вовсе не бесконечные средства. 



Многочисленные комментаторы, убеждавшие себя и друг друга в моей ангажированности структурами Махмудова, как им и полагается, были бесконечно далеки от реальности. Ни копейки и ни цента от УГМК, как ни прискорбно это прозвучит для убежденных «антиникелевых активистов», до поры регулярно получавших свои 500 рублей за выход с плакатиками «аля в дурдоме праздничный утренник» мне не перепало. Да и не могло «перепасть» в принципе, ибо прямых контактов с представителями горнодобывающего концерна я принципиально избегал, чтобы оставаться демонстративно незаинтересованным персонажем, по крайней мере - материально. Правда, насколько мне известно, кое-кто из стана фактического победителя не остался без весьма существенных «бонусов» представляя начальству мою деятельность, как результат их мудрого руководства и финансирования. Ну, это их деньги и их внутренние проблемы, хотя к этому вопросу я обязательно еще вернусь. 



Сама по себе позиция УГМК изначально была довольно спорной, и не просто ввиду их полнейшей беспомощности в плане пиара (это и не удивительно, они не Первый канал и даже не Рубахин), но и удивительной административной некомпетентностью, когда немногие здравые идеи руководства растворялись в глубинах внутренней бюрократии. По моему подозрению, со временем принявшим форму убежденности, не все шаги УГМК были продиктованы соображениями целесообразности. Мне представляется, что там существовала некая «внутренняя оппозиция» готовая, то ли подольше повоевать за счет выделяемых бюджетов, то ли сдаться с потрохами гипотетическому спонсору казаков-разбойников. И насколько высоко в иерархии компании простирались предполагаемые мною «группы интересов», я могу только предполагать. Возможно, существовал какой-то «сигнал» от боссов, готовых начать рвать доли владения акциями на фоне этакой гражданской войны, случившейся по вине олигархов. Так что неизвестно ещё, кто и когда давал деньги на изначальную идею «черноземного майдана» с группой товарищей, возглавляемых вольным фотографом Рубахиным.

 

Тесная связь горнодобывающей монополии с администрацией Воронежской области тоже не являлась секретом, и я об этом писал. Поэтому, например, странные переобувания на лету бывшего губернатора Гордеева, могут показаться не совсем необъяснимыми, если не забывать изложенное выше. Также, косвенным свидетельством несостоятельности, намеренной или нет - покажет время, служит практически разваленный процесс против Житенева и Безменского. Не исключено, что таким образом обеспечивали «белость и пушистость» самого «отца провинциальной экологии» Константина Рубахина и его кураторов, чудесным образом избежавшего скамьи подсудимых. Нормальная работа юристов не спасла бы того от экстрадиции из Европы по чисто уголовным статьям вроде организации массовых беспорядков и вымогательства. Никакая ПАСЭ бы не помогла в таком случае. Однако, в итоге, мы видим освобождение откровенных уголовников, пойманных с поличным. 



Так что, по прошествии столь длительного времени, к событиям тех дней и месяцев можно вернуться с более пристальным вниманием. Причем, равноудаленно, на этот раз, от обоих полюсов, и имея время и возможности для глубокого анализа и доступа к ранее неизвестным источникам, я могу пообещать, что этот экскурс в историю может оказаться еще более захватывающим и разоблачительным, нежели это может показаться обычному читателю. В общем, можете запасаться попкорном - Виницкий вернулся! 

P.S. К слову сказать, я все это время не сидел без дела, а готовил рукопись книги про те «веселые» события. Ждите занимательного чтива...

#Разное — 13 апреля, 09:08